• Гашек, твердый, гарик телеграмм Грозный

Телеграмм канал «Гарик»

Rating: 3 / 5 based on 417 votes.
Каждый день новичка в заработке в интернете пытаются заработать в телеграмм, но не могут этого сделать по той причине, что совершают типичные ошибки. Были особо стойкие индивидуумы, которые, пройдя все пять этапов, отправлялись в простом гробу на военное кладбище.

persalhn.top (@persalhn.top) в TikTok (тикток) | Лайки: M. Фанаты: M. Подписывайтесь на мой Instagram Сотрудничество [email protected] Ютуб. Подробные сведения о канале телеграмм Гарик, в котором публикуется интересная информация. Подписывайтесь. Канал отображается в общем списке контактов.  [description] => Список каналов телеграмм включает в себя лучшие русскоязычные сообщества. Здесь вы найдете все тематики каналов: новостные, развлекательные и т.д. И не забудьте подписаться на Новости Телеграм. [parent] => 0. [count] => [filter] => raw. [meta_value] => 0)). Адрес канала: @garik Категории: Другое, Каналы. (3). В день рождения Гашека вспомним цитаты из его произведений, которые лучше произносить шепотом. [^] Yap. [ показать ].  А ещё у Гашека есть рассказ "Крестный ход", как он, будучи комендантом Бугульмы, припахал попов,вместе с паствой, на ремонт и уборку красноармейских казарм. [^] anakoyxer. - [ показать ]. 7 язвительных цитат Ярослава Гашека и 7 увлекательных фактов из его бурной жизни. В то время как их товарищи проливали кровь на полях сражений, они думали, что так и будут валяться в койках, получать госпитальный паёк и ждать, когда война, наконец, закончится. Впереди в сопровождении конвоя шёл человек с кандалами на руках, а позади ехала телега с гробом. Последние сообщения. Сделал он это совершенно обдуманно. Послышались рыдания. В солдатской лавке запретили заворачивать в газеты сыр и сосиски. Баронесса фон Ботценхайм взяла с собой свою компаньонку и старого камердинера с корзинкой и отправилась на Градчаны. Весь в пуху. Всех этих собак Бретшнайдер приобретал у Швейка.

Эдуард Суровый - Вертел накую я — Video | VK

Не должны они и хрустеть, это означает, что шкварки пережарены. Самые тонкие политические беседы Швейк переводил на лечение чумки у щенят, и вскоре наиковарнейшие разговоры заканчивались тем, что Бретшнайдер уводил с собою очередного ублюдочного гибрида. Познакомился я там с несколькими профессорами.

Похожие каналы

Арестантов приводили на первый этаж и ставили перед Пилатами года. Даже Сократ не пил свою чашу с ядом с таким спокойствием, с каким пил хинин Швейк, на котором доктор Грюнштайн испытал все степени пыток. Крутой поиск баянов. Вернувшись в камеру, Швейк объявил своим товарищам, что такой допрос не допрос, а сущие пустяки. Во всей Европе люди, будто скот, шли на бойню, куда их рядом с мясниками — императорами, королями, президентами и другими владыками и полководцами гнали священнослужители всех вероисповеданий, благословляя их и принуждая к ложной присяге: "На суше, в воздухе, на море

Феномен Ярослава Гашека и расправа над бравым Швейком

Был в Градчанах на приёме у архиепископа и поступил в семинарию. Хрен она нам помогла! Пани Мюллерова выскочила за дверь и бросилась за врачом. Почтенный муж ничего не ответил, встал и начал ходить в небольшом пространстве между нарами и дверью, причём так быстро, как будто спешил кого-то спасти. Но, поскольку к ним еще не проникла культура церковных облачений, в торжественных случаях они украшают свои зады венками из ярких перьев лесных птиц. А так как остальные проявили к этому интерес, то Паливец поведал им о том, как мухи изгадили императорский портрет. Фельдкурат Кац имел ещё более пёстрое прошлое, чем у знаменитого архиепископа Кона.

AAAAAEk6WxArDlKezr3gng - Статистика канала ГРЯЗЬ. Telegram Analytics

Министры и те ошибаются. А теперь скажите-ка мне, господа, в каком году умерла бабушка швейцара? Вы можете прослушать этот трек в приложении по подписке и закэшировать. Не робей, ребята! А один выдавал себя за святых Кирилла и Мефодия, чтобы получать двойную порцию. Кстати, как-то слышал передачу про Гашека по радио, на прогулке, и там сказали примерно следующее:" Если вы не раз перечитывали книгу о Швейке, то наверняка делали это чаще чем сам автор.

  1. Отзывы про Метадон Пушкино
  2. Гидре Каменск-Уральский
  3. Пробники Конопли Чита

Есть там и очень тихие сумасшедшие. Я только что открыл электричество! Короче говоря, там было просто чудесно. И те несколько дней, которые я провёл в сумасшедшем доме, я вспоминаю как самые лучшие дни в моей жизни! И действительно, уже сам приём, который ждал Швейка в сумасшедшем доме, куда его доставили на обследование из уголовного суда, превзошёл все его ожидания. Прежде всего, Швейка раздели догола, дали ему какой-то халат и, бережно удерживая под руки, повели купаться, а один из санитаров при этом развлекал его еврейскими анекдотами.

В купальне его посадили в ванну с тёплой водой, а затем вытащили и поставили под холодный душ. Эту операцию с ним проделали трижды, а затем спросили, как ему это нравится. Швейк ответил, что здесь лучше, чем в банях у Карлова моста, и что он вообще любит купаться. Его желание было выполнено. Затем Швейка растёрли губкой, завернули в простыню и отнесли в первое отделение.

Там его положили на постель, укрыли одеялом и попросили уснуть. Меня несли до самой палаты. Оказавшись в кровати, Швейк блаженно уснул.

Потом его разбудили и предложили кружку молока с булочкой. Булочка была разрезана на мелкие кусочки, и, в то время, как один санитар держал Швейка за руки, другой обмакивал кусочки булки в молоке и кормил его, как в деревне кормят гусей клёцками. После еды, его взяли под мышки и отвели в туалет, где попросили справить большую и малую нужду. Об этой чудесной минуте Швейк рассказывает с упоением. Затем его отвели назад, уложили в постель и снова попросили заснуть.

Через какое-то время его разбудили и отвели в смотровую. Швейк сделал десять. Доктора велели Швейку сесть на стул, и один из них стал стучать его по колену молоточком. Затем повернулся ко второму и сказал, что с рефлексами всё в порядке. Второй покачал головой и сам стал стучать Швейка по коленке, в то время как первый раздвинул Швейку веки и стал осматривать глазное яблоко. Потом они отошли к столу и перебросились несколькими латинскими фразами. Не могли бы вы нам спеть что-нибудь? Выйду, сяду на крылечко На дороженьку взглянуть.

Вы можете справиться в канцелярии девяносто первого полка в Чешских Будейовицах либо в мобилизационном управлении в Карлине.

Потом пусть кто-нибудь из вас вернётся и отнесёт его документы в канцелярию. И скажите, чтобы они побыстрее его выписали, чтоб он долго не сидел тут у нас на шее. Врачи бросили уничижительный взгляд на Швейка, который вежливо пятился к дверям, почтительно при этом кланяясь. С того момента, как санитары получили распоряжение выдать Швейку одежду, они перестали о нём заботиться.

Ему велели одеться и отвели в третье отделение, где он, ожидая письменного распоряжения о выписке, мог в течение нескольких дней вести свои наблюдения.

Перед выпиской произошёл небольшой конфликт. Так как его выписали до обеда, то Швейк заявил, что хоть его и выгоняют из сумасшедшего дома, но оставлять без обеда не имеют никакого права. Конфликт закончился приходом полицейского, который отвёл Швейка в комиссариат на Сальмовой улице. Приём, оказанный Швейку полицейским инспектором Брауном, напомнил суровые римские времена славного императора Нерона.

Ни словом больше, ни словом меньше. Только глаза господина полицейского инспектора засветились особой садистской радостью. В одиночке на нарах сидел человек, глубоко о чём-то задумавшийся.

Сидел он с апатичным видом и, когда скрипнул ключ, и дверь в камеру открылась, видимо уже не верил, что открылась она для того, чтобы выпустить его на свободу.

Почтенный муж ничего не ответил, встал и начал ходить в небольшом пространстве между нарами и дверью, причём так быстро, как будто спешил кого-то спасти. Швейк между тем рассматривал надписи, нацарапанные на стенах. Была здесь надпись, в которой неизвестный арестант объявлял полиции войну не на жизнь, а на смерть.

Обходились со мной хорошо. Рядом со всем этим какая-то поэтическая душа оставила свои стихи: У ручья печальный я сижу, Солнышко за гору уж садится, На пригорок солнечный гляжу, Где моя любезная томиться.

Человек, бегавший между нарами и дверью так, как будто хотел выиграть марафонский забег, запыхался и сел на своё прежнее место. Я здесь уже с шести утра. На него вдруг нашло желание поговорить. Но вот беда, — продолжал он, оглядываясь вокруг, — здесь нет ни одной скобы. Рама на окне вас не выдержит. Ну разве что на нарах, и то если вы встанете на колени, как это сделал один монах из Эммаусского монастыря.

Он повесился на распятии из-за молодой еврейки. Мне нравятся самоубийцы. Матерь божья, бедная моя жена! Что скажут в конторе? У меня детишки, а я здесь за пьянство, за безнравственный образ жизни! И так далее, до бесконечности. Наконец он немного успокоился, подошёл к двери и начал стучать по ней кулаками.

За дверью послышались шаги. За дверью в тишине коридора раздался зловещий смех. И шаги опять стихли. Сидите спокойно, коли передумали вешаться, и ждите, чем ваше дело закончится. Если у вас жена и дети, то это ужасно. Вы ведь уверены, что вас уволят со службы, не так ли? Помню, что меня откуда-то выкинули, а я хотел вернуться, чтобы закурить сигару. Но начиналось всё пристойно.

Правда, нигде не пил, больше трёх кружек пива. Хотя мы привязали его на верёвочку и водили за собой, как собачонку. Тогда мы пошли его искать и вскоре сами потеряли друг друга. Наконец, я оказался в одном из ночных кафе, довольно приличном месте, где пил ликёр прямо из бутылки. Что я потом делал, не помню. Знаю только, что уже здесь, в комиссариате, полицейские, которые меня привели, доложили, что я напился, вёл себя не культурно, избил одну даму, разрезал перочинным ножиком чей-то котелок, который снял с вешалки, разогнал дамский хор, публично обвинил старшего официанта в краже двадцати крон, разбил мраморную доску на столе, за которым сидел, умышленно плюнул незнакомому господину за соседним столиком в чёрный кофе.

Больше я ничего не сделал, по крайней мере, я не помню, что ещё мог натворить. Поверьте, я порядочный, интеллигентный человек. Я никогда ни о чём не думал, кроме своей семьи. Что вы скажете? Я ведь не какой-нибудь скандалист. А кофе того господина, в который вы плюнули, был с ромом или без? В суде всё учитывают, складывают, чтобы подвести под серьёзное преступление.

Я сам всегда с удовольствием читаю рубрику о пьяницах и их безобразиях. Подбросил его к верху и подставил голову. Забрали его в участок, а утром об этом уже читали во всех газетах. Нас обоих посадили в кутузку, чтобы помирить, и сразу об этом написали в дневных газетах. Думаете, пощадили? Ничего подобного, на другой день оказался в газетах.

Единственное, что вам остаётся — послать в газету опровержение, что вы ничего с означенным господином не имеете общего и даже не являетесь его родственником, а домой напишите, пусть они вырежут эту заметку, чтобы вы могли её почитать, после того, как освободитесь из тюрьмы… Вам не холодно?

Везде, даже на живодёрне, с вас потребуют справку о благонамеренном поведении. Так что дорого обойдётся вам эта гулянка. А вашей жене есть на что жить, пока вы будете сидеть? Или ей придётся побираться, а детишек учить разным мошенничествам? Послышались рыдания. Бедная моя жена! Кающийся грешник встал и начал рассказывать о своих детях. У него их пятеро, старшему двенадцать. Он в скаутах, пьёт только воду и мог бы служить примером своему отцу, с которым всё это случилось впервые в жизни.

Однажды в Мыдловарах, недалеко от Злива, в районе Глубокой, округ Чешские Будейовицы, где наш девяносто первый полк был на манёврах, окрестные крестьяне устроили облаву на скаутов, которых донельзя расплодилось в общественном лесу.

Поймали троих. Самый маленький из них, когда его связывали, так выл, пищал и плакал, что мы, бывалые солдаты, не смогли на это смотреть и отвернулись. При этом эти трое связанных скаутов умудрились покусать восьмерых крестьян.

Потом, под розгами у старосты, они признались, что в округе нет ни одного лужка, который бы они не помяли, валяясь там под лучами солнца. Ещё признались, что целая полоса ржи перед самой жатвой сгорела, когда они жарили там на углях серну, которую убили, подкравшись к ней с ножом в общественном лесу.

В их шалаше в лесу нашли полцентнера обглоданных костей дичи и другой лесной живности, множество косточек от вишен, яблочных огрызков и кучу разного добра. Несчастный отец скаута не мог никак успокоиться. Мало того, что про вас прочитают в газетах, так ещё ваши знакомые ко всему этому что-нибудь прибавят. Так всегда бывает, и ничего с этим не поделаешь. Людей с подмоченной репутацией в мире в десять раз больше, чем людей с чистой репутацией.

Так что, это сущие пустяки. В коридоре послышались шаги, скрипнул ключ, дверь открылась, и надзиратель выкрикнул фамилию Швейка.

Я бы мог подождать, — проявил джентльменство Швейк. Вместо ответа сильная рука надзирателя вытащила его в коридор, и Швейка повели по лестнице на второй этаж. И как вы к нам попали? Я им не какая-нибудь уличная девка. Отправим-ка мы вас в полицейское управление.

В такой вечерок будет приятно немного прогуляться до полицейского управления. Не так ли Швейк? Учтиво поклонившись, Швейк вместе с полицейским спустился вниз. На углу Спаленой улицы Швейк и его конвоир увидели толпу людей, которые стояли перед вывешенным плакатом. Эту войну мы выиграем! Кто-то из воодушевлённой толпы нахлобучил ему котелок на уши, и в таком виде Швейк на глазах всего честного народа вновь вступил в ворота полицейского управления.

Когда-то в давние времена в Европе поняли одну простую истину — завтрашний день может разрушить все планы дня сегодняшнего. За исключением нескольких человек, не скрывавших свою принадлежность к народу, которому предстояло истечь кровью за чуждые ему интересы, полицейское управление представляло собой ярчайший паноптикум хищников-бюрократов, для которых только тюрьмы и виселицы были гарантией существования замысловатых параграфов.

При этом они исполняли свои обязанности с особо изощрённой вежливостью, тщательно подбирая каждое слово. Мы думали, что вы исправились, но, к сожалению, мы ошиблись. Ибо при вашем скудоумии, нет сомнения, что вас кто-то сбил с пути истинного.

Скажите, пан Швейк, кто вложил в вашу голову все эти глупости? Как будто это их вообще не касается. И тогда я, старый солдат девяносто первого полка, который не мог на всё это смотреть спокойно, выкрикнул эти слова. Думаю, пан советник, на моём месте вы поступили бы точно также. Если уж пришла война, то надо победить, прославляя государя императора. В этом меня никто не разубедит! Вы же шли под конвоем полицейского, и ваш порыв звучал для толпы скорее как ирония. Но если, в такой тяжёлый момент своей жизни человек не забывает о своём патриотическом долге, думаю, что он не до конца пропащий.

Чёрно-жёлтый хищник что-то проворчал и ещё раз посмотрел Швейку в глаза. Швейк ответил невинным, мягким, скромным и нежнейшим взглядом. С минуту они смотрели друг на друга. Если вам когда-нибудь понадобится чистокровная собачка, благоволите обратиться ко мне. Я торгую собаками. И так, Швейк снова очутился на свободе и направился домой. В распивочной стояла гробовая тишина. Сидело там несколько посетителей, среди которых был сторож из костёла cв. Настроение у всех было хмурое.

За прилавком сидела жена трактирщика Паливца и тупо смотрела на пивные краны. А где пан Паливец? Уже дома? Посетители трактира молчали, как будто среди них витал дух Паливца, призывая к ещё большей осторожности.

Посетители замолчали, расплатились и тихо вышли. Швейк остался один на один с пани Паливцовой. Про то, как одного невиновного посадили на пять лет, я слышал.

Но на десять, это уже перебор. И на суде повторил то же самое. Меня туда свидетельницей вызвали. Да только о чём мне свидетельствовать, когда мне сказали, что я состою в родственных отношениях со своим мужем и поэтому могу отказаться от свидетельских показаний.

Я так перепугалась этих родственных отношений — как бы чего плохого не вышло — и отказалась давать показания, а он, бедняга, на меня так посмотрел, до смерти не забуду. Или слушает, как посетители говорят о футболе. Они всякий раз, как его увидят, начинают говорить о футболе. А он сидит как на иголках, того и гляди в любую минуту взбесится.

За всё это время ему на удочку попался только один обойщик с Причной улицы. Затем он вышел с этим обойщиком с Причной улицы, который обратно уже не вернулся. Когда Швейк наливал себе вторую порцию рома, дверь открылась, и в распивочную вошёл одетый в штатский костюм агент Бретшнайдер. Быстро оглядев пустую распивочную, он подсел к Швейку, заказал пиво и стал ждать, о чём будет говорить Швейк. Имеются железная дорога и школа. Последний раз мы с вами виделись, если не ошибаюсь, в приёмной канцелярии полицейского управления.

Что поделывали в последнее время? Часто ли здесь бываете? Я бы хотел приобрести хорошего пинчера, или шпица, или что-нибудь в этом роде.

У одного мясника в Вршовицах есть такой. Он у него тележку таскает, как говорится, работает не по специальности. Но приказ звучал чётко, ясно и твёрдо: завязать со Швейком тесное знакомство на почве торговли псами. Всех пятерых можно держать на коленях. Рекомендую вам их от всей души. Пинчер это не телёнок, у пинчеров всё наоборот: чем меньше, тем дороже. Но мы забыли об одной вещи. Вам нужен щенок или взрослая собака? И ещё: кобелёк или сучка? Когда они выпили, Швейк заказал четвертинку уже за свой счёт.

Потом Бретшнайдер, пытаясь вызвать Швейка на откровенность, сказал, что он в данный момент не на службе, что Швейк может его не бояться и спокойно поговорить с ним о политике. Швейк заявил, что в трактире о политике он не говорит, и что вся политика — это игрушка для маленьких детей. Бретшнайдер, наоборот, придерживался революционных взглядов и уверял, что каждое слабое государство обречено на гибель, пытаясь выяснить точку зрения Швейка на этот счёт.

Швейк ответил, что с государством дел не имел, но однажды ему пришлось выхаживать слабого щенка сен-бернанра, которого он кормил солдатскими сухарями, но тот всё равно издох. После пятой четвертинки Бретшнайдер объявил, что он анархист и спросил Швейка, какую организацию тот ему порекомендует. Швейк сказал, что как-то один анархист купил у него леонберга за сто крон, но до сих пор окончательно не рассчитался. После шестой четвертинки высказался Бретшнайдер за революцию и против мобилизации.

Как бы он вас не услышал, а то неприятностей потом не оберёшься. Смотрите, трактирщица уже плачет. Пани Паливцова действительно плакала, сидя на стуле за стойкой. Или вы думаете, что мы не победим? А сейчас пора собираться домой. Швейк заплатил по счёту и вернулся к своей старой служанке пани Мюллеровой, которая, увидев, что человек, открывающий ключом дверь, ни кто иной, как Швейк, чуть не лишилась чувств.

У нас трижды был обыск, ничего не нашли, но сказали, что вы ловкий преступник, и поэтому ваше дело плохо. Швейк тут же убедился, что незнакомец довольно удобно устроился.

Спал на его кровати, но при этом был так благороден, что спал только на половине, а вторую половину уступил какому-то длинноволосому созданию, которое из благодарности обняло швейцара за шею. Вокруг кровати были вперемежку раскиданы части мужского и женского гардероба. Из всего этого можно было заключить, что швейцар и его дама пришли сюда в приподнятом настроении.

Мне будет весьма неприятно, если вы потом будете всем говорить, что я выкинул вас слишком поздно, и вы пропустили обед. Швейцар из ночного кафе находился ещё в полусонном состоянии, и прошло довольно много времени, прежде чем он понял, что вернулся законный владелец кровати и предъявляет на неё свои права.

По обыкновению всех ночных швейцаров, этот господин заявил, что намылит шею каждому, кто осмелится его будить, и вознамерился спать дальше. Для вас будет лучше вылететь отсюда одетым.

Маржена, вставай! После ухода непрошенных гостей, Швейк отправился повидаться с пани Мюллеровой. Но её и след простыл. Через полчаса в кухню вползла пани Мюллерова.

По её удручённому лицу было видно, что она ждёт от Швейка слов утешения. Прыгать из окна кухни я бы вам не советовал, так как вы упадёте на клумбу с розами и помнёте их. Потом вам же придётся за них платить. А из комнатного окна вы свалитесь прямо на тротуар и, если вам повезёт, то сломаете себе шею. Если же потерпите неудачу, то переломаете себе только рёбра, руки и ноги.

Тогда вам придётся платить за лечение. Потом она отправилась перестилать постель и необычайно заботливо навела порядок в комнате Швейка. А сенбернар убежал во время обыска. Тогда сенбернару приказали вылезти именем закона.

Когда тот не захотел вылезать, попытались его вытащить. А он их хотел покусать, потом выскочил за дверь и больше не вернулся. Скоро увидите, сколько их придёт сюда покупать собак.

Я не знаю, сумели ли те господа, которые после переворота изучали документы в полицейском архиве, расшифровать странные записи в расходных ведомостях секретного фонда государственной полиции: С — 40 К, Ф — 50 К, Л — 80 К и так далее. Возможно, по ошибке, они решили, что С, Ф, Л это начальные буквы имён неких личностей, которые за 40, 50, 80 и так далее крон продавали чешский народ чёрно-жёлтому орлу.

На самом деле, С означает сенбернар, Ф — фокстерьер, Л — леонберг. Всех этих собак Бретшнайдер приобретал у Швейка. Это были безобразные ублюдки, ничего общего не имевшие с теми благородными породами, за которые Швейк их выдавал. Сенбернар был помесью нечистокровного пуделя с дворняжкой; фокстерьер имел уши таксы и размеры волкодава, а лапы у него были такие кривые, словно бы он болел рахитом. Леонберг лохматой мордой напоминал пинчера, ростом был с таксу, а на голом, как у павиана, заду красовался обрубок хвоста.

Потом в качестве покупателя к Швейку отправился детектив Калоус и вернулся с невообразимой тварью, напоминавшей пятнистую гиену с гривой шотландской овчарки. А в ведомости секретного фонда появилась новая запись: Д — 90 К. Этот урод должен был изображать дога…. Но Калоусу, как и Бретшнайдеру, также ничего не удалось выведать у Швейка. Самые тонкие политические беседы Швейк переводил на лечение чумки у щенят, и вскоре наиковарнейшие разговоры заканчивались тем, что Бретшнайдер уводил с собою очередного ублюдочного гибрида.

На этом и закончилась карьера славного сыщика Бретшнайдера. Когда у него в квартире собралось семь таких выродков, он заперся с ними в дальней комнате и не давал им жрать до тех пор, пока они, в конце концов, не сожрали его самого. Он был так честен, что избавил казну от расходов на свои похороны.

Швейк, когда ему принесли повестку, которая гласила, что через неделю он должен явиться на Стрелецкий остров на медицинскую комиссию, как раз лежал в постели с очередным приступом ревматизма. Пани Мюллерова варила ему кофе. В его голосе было что-то загадочно торжественное. Сверху враг подошёл к Кракову, снизу к Венгрии. Куда ни глянь, везде нас лупят в хвост и в гриву. Поэтому меня призывают на службу. Я вчера прочитал в газетах, что милую родину заволокли тучи.

Поеду на войну в инвалидной коляске. Знаете того кондитера, который живёт за углом? У него такая коляска есть. Несколько лет назад он возил в ней своего хромого хрыча дедушку, подышать свежим воздухом. Вы меня, пани Мюллерова, в этой коляске и отвезёте на службу. Не считая ног, я вполне годен для пушечного мяса. В то время, когда с Австрией беда, каждый калека обязан быть на своём месте. Успокойтесь и варите кофе.

Пока заплаканная и взволнованная пани Мюллерова процеживала кофе, бравый солдат Швейк, сидя на постели, распевал: Виндишгрец и прочие паны генералы Утром спозаранку войну начинали. Гоп, гоп, гоп! Испуганная пани Мюллерова, находясь под впечатлением грозной военной песни, забыла про кофе и, трясясь всем телом, слушала, как Швейк продолжает петь: С Матерью Пречистой.

Вон — четыре моста. Выставляй, Пьемонт, посильней форпосты. Закипел тут славный бой у Сольферино. Кровь лилась потоком, как из бочки винной. Кровь из бочки винной, а мяса — фургоны! Нет, не зря носили ребята погоны. Не робей, ребята! По пятам за вами Едет целый воз, груженый деньгами. Но Швейк всё же закончил свою боевую песню: Целый воз с деньгами, кухня с пшённой кашей.

Ну, в каком полку веселей, чем в нашем? Пани Мюллерова выскочила за дверь и бросилась за врачом. Вернулась она через час, когда Швейк уже спал.

Так… Покажите язык… Ещё… Не убирайте язык… Отчего умерли ваши родители? Я завтра снова приду. Придя на следующий день, он спросил пани Мюллерову, как чувствует себя пациент. Доктор Павек счёл нужным прореагировать на это проявление лояльности пациента повышенной дозой брома. На третий день пани Мюллерова объявила доктору, что Швейку стало ещё хуже. Доктор Павек ушёл, обрушив на Швейка шквал своего негодования и заверив, что никогда не придёт к человеку, отвергающему его метод лечения бромом.

Оставалось два дня до того момента, когда Швейк должен был предстать перед призывной комиссией. За это время Швейк сделал необходимые приготовления. Для начала он послал пани Мюллерову купить военную фуражку. Затем отправил её к кондитеру, одолжить коляску, в которой кондитер возил своего хромого хрыча дедушку подышать свежим воздухом. Потом он вспомнил, что ему понадобятся костыли.

К счастью, кондитер хранил и костыли, как нежную память о своём дедушке. Не хватало ему только рекрутского цветка. Пиджак его был украшен пёстрым рекрутским цветком. На Белград! За ним шла толпа людей, которая выросла из небольшой кучки зевак собравшихся перед домом, откуда бравый солдат Швейк отправился на войну. Швейк мог констатировать, что полицейские, стоящие на перекрёстках, отдавали ему честь. На Вацлавской площади толпа вокруг Швейка возросла до нескольких сот человек.

Nieder mit den Serben! Когда Швейк предъявил полицейскому инспектору повестку, в которой чёрным по белому было сказано, что Швейку сегодня надлежит предстать перед призывной комиссией, тот был немного разочарован и во избежание скандала велел двум конным полицейским сопроводить коляску со Швейком на Стрелецкий остров.

Вчера на пражских улицах прохожие стали свидетелями сцены, которая красноречиво говорит о том, что в эти великие и суровые времена и сыновья нашего народа могут давать примеры самоотверженности и преданности трону нашего престарелого монарха. Казалось, что вернулись времена древних греков и римлян, когда Муций Сцевола пожелал вернуться на поле боя, несмотря на свою обгоревшую руку.

Самые светлые чувства и помыслы были ясно продемонстрированы калекой на костылях, которого старая мать везла в инвалидной коляске. Этот сын чешского народа добровольно, невзирая на свой недуг, решил отправиться на фронт, чтобы отдать жизнь за своего императора.

Но если эти три газеты считали, что чешская земля не могла породить более достойного гражданина, то господа из призывной комиссии придерживались иного мнения. Особенно старший военный врач Баутце.

Этот неумолимый муж во всём видел попытки отвертеться от военной службы, фронта, пуль и снарядов. И вот, в тот памятный день предстал перед ним Швейк, как и остальные полностью голый, прикрывая срам костылями, на которые он опирался.

Он шёл, опираясь на костыли, и с ужасом осознавал, что его ревматизм начинает проходить. Пани Мюллерова, которая стояла на мосту с коляской и ждала Швейка, увидев его под конвоем, заплакала и отошла от коляски, чтобы больше никогда к ней не возвращаться.

А бравый солдат Швейк скромно шёл в сопровождении вооружённых защитников отечества. А маршал Радецкий задумчиво смотрел со своего пьедестала вслед удаляющемуся Швейку, который с рекрутским цветком в пиджаке ковылял, опираясь на старые костыли. Некий почтенного вида господин объяснял стоявшим около него людям, что ведут дезертира.

Для симулянтов и лиц, подозреваемых в симуляции как то: чахоточных, ревматиков, страдающих грыжей, почечной недостаточностью, тифом, сахарным диабетом, воспалением лёгких, а также иными болезнями, была разработана целая шкала мучений. Мучения, которым подвергались симулянты, состояли из следующих этапов: 1. Строгая диета: утром и вечером чашка чая в течение трёх дней. Кроме того, всем, вне зависимости от диагноза, давали аспирин, чтобы симулянт как следует пропотел.

Хинин в лошадиных дозах, чтобы служба мёдом не казалась. Дважды в день промывание желудка литром тёплой воды. Клистир с использованием мыльной воды и глицерина. Обёртывание в простыню, намоченную в холодной воде. Были особо стойкие индивидуумы, которые, пройдя все пять этапов, отправлялись в простом гробу на военное кладбище. Были и малодушные, которые, лишь дело доходило до клистира, заявляли, что они полностью здоровы и ни о чём ином не мечтают, как с ближайшим маршевым батальоном отправиться в окопы.

На гарнизонной гауптвахте Швейка поместили в лазарет как раз среди таких малодушных симулянтов. Этот человек симулировал близорукость. Вот у меня малокровие, нету половины желудка и пяти рёбер, а мне никто не верит. Был здесь один глухонемой, так его четырнадцать дней каждые полчаса заворачивали в мокрую простыню, каждый день делали клистир, промывали желудок. Уже все санитары считали, что он победил и со дня на день отправится домой, а доктор возьми и пропиши ему рвотное. Это его и добило.

Все его уговаривали, чтобы он себя не губил, а он ни в какую. Твердил, что слышит и говорит, как и все остальные. Так утром на обходе и доложил. Он выдержал три хины, один клистир и однодневный пост. А как только дело дошло до промывания желудка, сразу признался, что от инфаркта и следа не осталось. Дольше всех продержался парень, который заявил, что покусан бешеным псом. Кусаться и выть он умел очень даже натурально, но никак не мог добиться, чтобы на губах появлялась пена.

Помогали мы ему как могли. Щекотали за час до обхода врача. Он синел, бился в судорогах, но пена никак не хотела идти. Просто напасть какая-то! Когда он утром на обходе сдавался, нам всем было его жалко. Ну его и арестовали за членовредительство, дескать сам себе прокусил руку, чтобы не идти на фронт. Был тут один с эпилепсией, так он говорил, что изобразить приступ для него пара пустяков. Он их по десять раз на дню делал. Но тут вскочили у него чирьи: два на шее и два на спине. Куда уж там об пол биться, когда головы повернуть не можешь.

Ни лечь, ни сесть. Поднялась у него температура, и при утреннем обходе он в бреду во всём сознался. Да и нам от этих чирьев солоно пришлось. Он должен был ещё три дня лежать с нами, и прописали ему особую диету: утром кофе с булочкой, в обед суп, кнедлик с соусом, вечером суп или каша.

А мы лежали с промытыми желудками и должны были смотреть, как этот парень жрёт, отдувается и сыто рыгает. Этим он сбил с пути истинного ещё троих. Те тоже признались. Лежали здесь с пороком сердца. В соседней камере лежат двое из нашего преподавательского состава. Возобновите процесс Галилея! И так постоянно. Они здесь уже третью неделю. Я тоже хотел было симулировать сумасшествие на религиозной почве, проповедовать о непогрешимости папы, но потом купил рак желудка у одного галичанина на Малой Стране за пятнадцать крон.

Я живой склад различных ядов. Я пил сулему, вдыхал ртутные пары, жевал мышьяк, курил опиум, пил настойку опия, посыпал хлеб морфием, лизал стрихнин, пил раствор фосфора в сероуглероде и пикриновую кислоту.

У меня испорчены печень, лёгкие, почки, желчный пузырь, мозг, сердце, кишечник. Никто не знает, что у меня за болезнь. Моему двоюродному брату повезло. Оттяпали руку по локоть, и теперь ему никакая военная служба не страшна. И промывание желудка, и клистир. Когда, несколько лет назад, я был на военной службе, у нас в полку было ещё хуже.

Там не было ни плевательниц, ни коек, как здесь. Только голые нары, на которых лежали больные. У одного был настоящий тиф, а у второго, рядом, чёрная оспа.

Когда оба солдата умерли, дело дошло до парламента и попало в газеты. Нам тогда запретили читать газеты и провели обыск в казарме, не прячет ли кто газеты в тумбочках. Ну, мне никогда не везёт, и из всего полка газету нашли только у меня. Отвели меня на полковой рапорт, и наш полковник тот ещё осёл, чтоб ему на том свете пусто было стал на меня орать, чтобы я стоял смирно и сказал, кто написал в газету, иначе он мне пасть порвёт от уха до уха и сгноит в карцере.

Правую руку держу под козырьком, левую по шву. Бегали вокруг меня, как собаки, гавкали, а стою себе, молчу, правой рукой отдаю честь, левую держу по шву. Арестовать сейчас же, не давать ему жрать, связать его! Показать ему, что в армии идиоты не нужны! Мы тебе, придурок, выбьем из головы эти газеты! Пока я сидел под арестом, в казарме творились чудеса. В солдатской лавке запретили заворачивать в газеты сыр и сосиски. С того времени наш полк стал самым начитанным. Мы читали всё подряд, и в каждой роте сочиняли похабные стишки и песенки про господина полковника.

Но и на этом не остановились. Стали отправлять письма депутатам в Вену, чтобы они за нас заступились. Депутаты стали отправлять запросы в правительство о том, что наш полковник зверь и тому подобное. Какой-то министр направил к нам комиссию, чтобы она разобралась на месте, а некий Франта Генчел из Глубокой загремел на два года за то, что пожаловался депутатам на оплеухи, полученные им от господина полковника во время строевых занятий.

Когда комиссия уехала, полковник приказал построить на плацу весь полк и держал перед нами речь о том, что солдат есть солдат, что солдату полагается молчать и служить, а если кому чего не нравится, то это нарушение субординации. А сейчас каждая рота промарширует мимо меня и будет кричать хором то, что я сейчас сказал! Хрен она нам помогла!

Но вот подходит одиннадцатая рота. Идут строевым шагом, проходят мимо полковника и ни звука! Полковник побагровел и приказал роте развернуться и промаршировать снова. Держат равнение направо, едят полковника глазами, но молчат. Вскочил на коня и поскакал вон из части. Ждали мы, что будет с одиннадцатой ротой.

День, два, три, неделю ждали, и ничего не случилось. Господин полковник в казармах так и не появился к великой радости солдат, унтеров и офицеров. Потом нам прислали нового командира, а про старого говорили, что его отправили на излечение в какой-то санаторий, так как он собственноручно написал государю императору, что одиннадцатая рота взбунтовалась. Подошло время дневного обхода.

Военный врач Грюнштайн ходил от постели к постели, а за ним следовал фельдшер в звании унтер-офицера с записной книжкой.

И так далее, одного за другим, твёрдо, решительно и без всякой снисходительности. Доктор Грюнштайн посмотрел на новоприбывшего. За время своей деятельности доктор Грюнштайн привык использовать иронический тон в общении с пациентами. Зачастую это помогало лучше, чем крик. Большая неудача, получить ревматизм в то время, когда началась война и надо идти на фронт. Это вас, наверное, очень расстраивает? Оно и видно. Очень мило с вашей стороны, что именно сейчас обратились к нам с вашим ревматизмом.

В мирное время такой страдалец скачет, как козлик, но как только начинается война, у него вдруг обнаруживается ревматизм и перестают гнуться колени. У вас ведь болят колени? Ревматизм очень тяжелое и опасное заболевание. У нас большой опыт в лечении ревматиков. Строгая диета и другие способы лечения хорошо себя зарекомендовали. Вы здесь выздоровеете быстрее, чем в Пештянах и замаршируете на фронт так, что пыль столбом стоять будет.

Он обернулся к фельдшеру. После обхода отведите его в ординаторскую и сделайте промывание желудка. Когда очухается, поставьте клистир. Да такой, чтобы он всех святых вспомнил!

Чтобы и следа от его ревматизма не осталось! Вы меня не проведёте. Я знаю, что вы все симулянты и хотите избежать военной службы. Но я вас выведу на чистую воду. Через меня прошли сотни таких, как вы. На этих койках перележало множество народу. Им всем не доставало только одного — боевого духа. В то время как их товарищи проливали кровь на полях сражений, они думали, что так и будут валяться в койках, получать госпитальный паёк и ждать, когда война, наконец, закончится.

Но они жестоко просчитались! И вам, сукиным детям, тоже ничего не светит! Даже через двадцать лет вы будете кричать во сне, вспоминая, как вы тут у меня симулировали! Осмелюсь доложить, мне прописан клистир.

Клистир вам поставят на дорогу, — объявил доктор Грюнштайн, — чтобы вы потом не жаловались, что вас здесь не лечили. А сейчас все больные, которых я назвал, марш за унтер-офицером, получать что кому предписано. И каждый получил сполна, согласно предписанию.

И если некоторые пытались воздействовать на исполнителей распоряжения доктора мольбами и даже угрозами, что, дескать, они сами запишутся в санитары, и, может быть, нынешние санитары тоже попадут когда-нибудь им в руки, то Швейк держался стойко. И даже если тут будет лежать твой отец или родной брат, ставь им клистир без всяких колебаний. Помни, на клистирах держится Австрия! Мы победим! На следующий день доктор Грюнштайн спросил Швейка, как ему здесь нравится. Швейк ответил, что находит это заведение весьма приличным и достойным.

За это, помимо прежних назначений, он получил дополнительную порцию аспирина и три порции хинина, которые высыпали ему в воду и приказали немедленно выпить. Даже Сократ не пил свою чашу с ядом с таким спокойствием, с каким пил хинин Швейк, на котором доктор Грюнштайн испытал все степени пыток. И Швейк был подвергнут новым мучениям. В конце концов, в полицейском управлении было выяснено, что имя калеки — Швейк, и дальнейший розыск уже не составил труда. Баронесса фон Ботценхайм взяла с собой свою компаньонку и старого камердинера с корзинкой и отправилась на Градчаны.

Бедная госпожа баронесса не знала, что значит находиться в лазарете при гарнизонной гауптвахте. Её визитная карточка открыла двери гауптвахты. Сопровождал её сам доктор Грюнштайн, совершенно обалдевший от такого визита. Швейк как раз вернулся после очередного сеанса процедур и сидел на постели, окружённый худыми и изголодавшимися симулянтами, всё ещё не сломленными строгой диетой доктора Грюнштайна. Если бы кто-нибудь подслушал их разговор, то решил бы, что очутился на занятиях в высшей кулинарной школе, либо на гастрономических курсах.

Куда против них вашим свиным шкваркам. Разумеется, их нужно обжаривать до золотой корочки, как это делают евреи. Берёте жирного гуся, отделяете сало от кожи и жарите.

Они должны быть не коричневые, и не жёлтые, а иметь средний между этими цветами оттенок. Они не должны быть слишком мягкими или слишком жёсткими. Не должны они и хрустеть, это означает, что шкварки пережарены. Они должны таять во рту, но при этом не должно быть ощущения, что сало течёт у вас по подбородку. Сюда идёт великая княжна! Грязных ног из-под одеял не высовывать! Никакая великая княжна не могла бы войти с такой важностью, с какой это сделала баронесса фон Ботценхайм.

За ней шла целая свита, в которой присутствовал даже старший писарь лазарета, видевший в этом посещении тайные происки ревизии, которая могла запросто оторвать его от сытого места в тылу и бросить на фронт резать проволочные заграждения под огнём вражеской артиллерии. Ещё более бледным выглядел доктор Грюнштайн. Я отшень любить чески австриец. Johann, kommen Sie her! Между тем, баронесса стала вытаскивать подарки из корзины.

Потом она вытащила из корзинки три бутылки вина для выздоравливающих и две коробки сигарет. Всё это она элегантно разложила на пустой соседней койке. Доводилось, видно, ему встречаться в своё время со старым Францем. На шоколаде они уже не держались за руки, а стояли спиной друг к другу.

Рядом баронесса положила красивую зубную щётку с двухрядной щетиной. Элегантным и необходимым для фронта и окопов подарком был маникюрный набор для холи ногтей.

Коробочка была украшена рисунком, на котором художник изобразил взрыв шрапнели и какого-то человека в каске, с винтовкой наперевес бросающегося в атаку. C чешским переводом, помещённым на обратной стороне: О Австрия! Могучая держава! Пусть развевается твой благородный флаг! Пусть развевается он величаво, Неколебима Австрия в веках! Последним подарком был гиацинт в горшочке. Когда всё это было разложено на кровати, баронесса не смогла сдержать слёз умиления.

У некоторых изголодавшихся симулянтов потекли слюни. Компаньонка баронессы, продолжая поддерживать сидящего на койке Швейка, также прослезилась.

Было тихо, как в костёле. Молчание нарушил Швейк. После этих слов он взял цыплёнка и накинулся на него, сопровождаемый страшным взглядом доктора Грюнштайна. Я искренне рада, что ему всё понравилось. Потом она ходила от постели к постели, раздавая сигареты и шоколадные конфеты.

Прежде чем доктор Грюнштайн вернулся, Швейк роздал цыплят, которые были уничтожены с такой быстротой, что когда пришёл доктор Грюнштайн, он обнаружил вместо цыплят груду костей, обглоданных так чисто, как будто цыплята заживо попали в гнездо коршунов, а потом их кости несколько месяцев сушились под солнцем.

Исчез и военный ликёр, и три бутылки вина. Пропали в желудках пациентов и плитки шоколада, и пакет сушек. Кто-то выпил лак для ногтей из маникюрного набора и надкусил зубную пасту, прилагавшуюся к щётке. Камень свалился у него с души, после того, как посетительница ушла.

Громада обглоданных костей утвердила его в мысли, что его подопечные неисправимы. Вы сами видите, как вы платите мне за мою доброту. Я промываю вам желудки, делаю клизмы, стараюсь держать на строгой диете, а вы засоряете себе желудки. Хотите получить желудочный катар? Но это уж дудки! Прежде чем ваши желудки переварят все это, я вам их так прочищу, что вы и на смертном одре вспоминать будете, и детям своим расскажете, как однажды вы налопались жареных цыплят и прочих вкусных вещей, и как они не удержались в ваших желудках и четверти часа потому, что из вас это всё было своевременно выкачано.

А сейчас, марш за мной. И не думайте, что я такой же осёл, как и вы! Я умнее всех вас, вместе взятых. Кроме того, объявляю, что завтра пришлю комиссию потому, что вы тут слишком долго валяетесь, и всё вам нипочём, раз ухитрились за пару минут так загадить свои желудки… Шагом марш!

Вечером в палате было тихо. Всего несколько часов назад в желудках пациентов были разные хорошие и вкусные деликатесы, а сейчас там плескался жиденький чай с корочкой хлеба. Но все настолько ослабли, что никто даже не шевельнулся. Доктор Грюнштайн сдержал слово. Утром пришли несколько военных врачей из обещанной комиссии. Между Швейком и членами комиссии возник интересный спор. Швейк утверждал, что сказал так, дабы не подумали, что он прячет свой язык. Члены комиссии разошлись в своих взглядах относительно Швейка.

Швейк смотрел на них с выражением невинного младенца. Почему это вы, сиамский слон, вообще не думаете? За него думает его начальство. Если солдат начнёт думать, то это уже не солдат, а штатский оболтус.

Der Kerl meint: man wird glauben, er sei ein wirklicher Idiot. Вы что не слышите? Ну так и заткнитесь, если вам приказывают. Сами отлично знаете, что не должны болтать! Господа военные переглянулись и вызвали фельдфебеля.

И ждите наших распоряжений. В гарнизонной тюрьме ему эту дурь из головы выбьют. Парень здоров как бык, симулирует, да ещё цирк здесь устраивает, делает из своего начальства клоунов. Думает, что армия это балаган, что его тут развлекать будут. Капля Грязи Нетипичная Махачкала Пошлый Aliexpress. Шкурограм 6. Enjoy Extazuu 4. Нетепичная Махачкала 2. Последние публикации.

Удалённые Да Нет Не важно. С упоминаниями Да Нет Не важно. Репосты Да Нет Не важно. Кумычка с Хаса Закрытая группа Подписаться. Закрытая группа Подписаться. Какую выберешь? С Кизляра Закрытая группа Подписаться. Делать разоблачение мошенницы и шкуры с Хасавюрта?

Потом, под розгами у старосты, они признались, что в округе нет ни одного лужка, который бы они не помяли, валяясь там под лучами солнца. H часы D дни W недели M месяцы. И Швейк был подвергнут новым мучениям.
НЕ ПЫТАЙСЯ ЗАРАБОТАТЬ В ТЕЛЕГРАММ С ЭТИМИ 7 ОШИБКАМИ, time: 5:41

Самые обсуждаемые материалы

Успокойтесь и варите кофе. Муж мог с утра выйти за хлебом, а вернуться домой через несколько дней. И именно благодаря Ярославу Гашеку в европейской прессе пронеслась сенсационная новость об открытии древнейшей праблохи. Говорят, он при этом орал, как резаный, и продолжал орать, пока его не скинули с Элишкиного моста в непромокаемом мешке.

Гидра Ханка, лирика Железногорск

Всё это она элегантно разложила на пустой соседней койке. Подписаться на нас:. Хотя бы потому, что приступы смеха гораздо чаще, чем при чтении перевода. Если бы их подштанники были чистые, а на окнах не было бы решёток, можно было подумать, что находишься в бане.

Open Telegram channel @huyasto

Моё местоположение страна. Могучая держава! Оно и понятно, стрельба по эрцгерцогам — дело не лёгкое. День, два, три, неделю ждали, и ничего не случилось. С той поры ни одна императрица не ходит гулять пешком.

Врачи бросили уничижительный взгляд на Швейка, который вежливо пятился к дверям, почтительно при этом кланяясь. Telegram Analytics. Да и на дюжину оно дешевле выходит, — ответил Швейк.

Пробы Гидропоники МСК Гидра Бошки Архангельск Гашек, твердый, гарик телеграмм Грозный
21-4-2018 1406 7137
6-1-2019 99870 6863
5-11-2020 6871 59011
18-8-2017 2780 56398
26-2-2018 7638 80194
15-10-2006 9564 1505

Alexandro28 Видео Активные чаты. Как бы он вас не услышал, а то неприятностей потом не оберёшься.

Россия и Казахстан подписали договор о военном сотрудничестве Строгая диета: утром и вечером чашка чая в течение трёх дней. Те тоже признались. Не вписался бы он и в современную Россию: у него на каждой странице — экстремизм и оскорбление чувств верующих. Экс-министр обороны Мексики арестован в США из-за связей с наркокартелями Русское оружие. А сейчас каждая рота промарширует мимо меня и будет кричать хором то, что я сейчас сказал! Так решил правообладатель.

persalhn.top (@persalhn.top) в TikTok (тикток) | Лайки: M. Фанаты: M. Подписывайтесь на мой Instagram Сотрудничество [email protected] Ютуб.

Быстро оглядев пустую распивочную, он подсел к Швейку, заказал пиво и стал ждать, о чём будет говорить Швейк. Регистрация: 8. Оно и понятно, стрельба по эрцгерцогам — дело не лёгкое. Всем здорово влетело. Доктор Грюнштайн сдержал слово. В шестнадцатой камере Швейка встретили девятнадцать мужиков в одних подштанниках. Закладка Бошек Ташкент Вот так, красиво и изящно, вступил бравый солдат Швейк в мировую войну. Не забудьте поддержать статью лайком и подписаться на канал. Мы на это право имеем. Успокоился только тогда, когда его связали козлом. Думает, что армия это балаган, что его тут развлекать .

Популярное видео

Кроме того, всем, вне зависимости от диагноза, давали аспирин, чтобы симулянт как следует пропотел. Он — участник представления, играет свою роль и неплохо с ней справляется. В конце концов, в полицейском управлении было выяснено, что имя калеки — Швейк, и дальнейший розыск уже не составил труда.

Что такое \, time: 5:23

Рекомендуем к прочтению

  • Главная страница
  • Карта сайта
  • МЕФ телеграмм Кокшетау
  • Hydra Кокаин (КОКС) Ковров
  • Купить КОКС, МЕФ, АМФ, Ск Альфа-ПВП, МДМА Нефтеюганск
  • Где купить Марихуана Комсомольск-на-Амуре
  • Амфетамин стоимость в Иркутске
  • Купить наркотики в Арзамасе
  • Недорого купить MDMA таблетки Нефтеюганск
  • Купить закладку Диссоциативы Атырау
  • Трава, дурь, шишки телеграмм Тамбов